Театр изнутри: спектакль «Таланты и поклонники»

Исполнительница главной роли – о зрителях, языке современного театра и внутренней тоске

Театр изнутри: спектакль «Таланты и поклонники»

Исполнительница главной роли – о зрителях, языке современного театра и внутренней тоске
В Хабаровском ТЮЗе состоялась премьера спектакля «Таланты и поклонники». «Утес» поговорил с исполнительницей главной роли Галиной Бабуриной о работе над ролью, реакции зрителей и современном театре.
С каждым режиссером к каждому отдельному спектаклю совершенно разные подходы. С Павлом Макаровым наш театр работает второй раз. Мне посчастливилось принимать участие и в первом спектакле («Старший сын»), и во втором («Таланты и поклонники»).

Мы работали этюдным методом. Режиссёр собрал актёров, мы прочитали материал и затем начали приносить этюды. При этом Павел сразу дал нам направления для поисков. Например, по моему персонажу и персонажу моего партнёра Михаила Тычинина сказал, что хотел бы видеть что-то в стиле 80-ых: перемены, молодость, рок-н-ролл. Происходит это так: на репетициях мы разбиваемся на группы, объясняем задумку друг другу, выходим и показываем. А режиссёр, наблюдая за этюдом, понимает, что можно из этого доработать, чтобы это в итоге попало в спектакль.
Во время подготовки ты живёшь спектаклем, думаешь, общаешься с партнёрами о том, что можно еще придумать, скидываешь музыку и фильмы друг другу, что наталкивают на мысль. Например, в этом спектакле песню мы сами принесли. На репетиции с мальчишками собрались и в перерыве попробовали сыграть. Режиссёр пришёл, и мы ему показали её. Так эта песня случайно вошла в спектакль.
В каждом спектакле пробирает от разного. Допустим, сцена «Асса», где мы стоим и озвучиваем фильм: мы два дня делали эту сцену, а на последнем спектакле я поймала какое-то удовольствие.

Реакция людей, как обычно: есть люди, до чьих сердец удалось прикоснуться, а есть те, которые не принимают увиденное. Спектакль для нашего города необычный, динамичный, выбивающий из зоны комфорта.

Вначале читаешь пьесу, и это кажется странным: «пожалуй», «помилуй», «позвольте». Потом ты насколько привыкаешь, тебе это кажется настолько естественным, что и общаясь в гримёрке у нас даже проскальзывают эти слова. Я, если бы была зрителем, хотела бы, чтобы со мной говорили на доступном мне языке. Хотя я люблю ходить в музеи, люблю смотреть быт, костюмы разного времени, и люблю смотреть спектакли, которые ты посещаешь как музей. Но мне кажется, что нам нужно максимально приближать язык к сегодняшнему дню.
Для нас есть такой критерий: допустим, наши коллеги сходили на «Таланты и поклонники» и кто-то из них сказал: «Ребят, я вам так завидовал. Вот вы стояли на сцене, мне так хотелось быть с вами». И для меня это значит, что спектакль случился, если коллеги хотят тоже побыть на этой сцене, хотят окунуться в атмосферу. У меня в нашем театре тоже есть такие спектакли, но счастлива, что могу быть именно их зрителем. Всё равно, внутри это – одно, а со стороны – другое. Например, есть детский спектакль «Цацики идет в школу», я обожаю на него приходить, мне нравится просто смотреть.

Каждый спектакль, и даже показы одного и того же спектакля — это совершенно разные эмоции. Спектакль — живой организм, сегодня он так пошёл, завтра иначе, сегодня ты что-то новое понял про свою героиню, завтра что-то случилось, послезавтра тебе партнёр что-то дал. Бывает, что ты жутко собой недоволен, бывает, что есть такое единение с залом, когда вот эти незнакомые люди с тобой плачут, они прониклись, и ты видишь эти лица — они на том же градусе, на котором находишься ты. У нас город небольшой, и очень приятно, что на поклоне ты видишь людей, которые были на многих наших спектаклях, и какие-то незнакомые люди для тебя уже близки.
Автор: Никита Зинченко
Фото: Михаил Клопов
Обложка: Наталья Ивацик
О театре