Хабаровские стендаперы – о хеклерстве, неудачах и блогерах

4 не стендап-истории от местных комиков

Хабаровские стендаперы – о хеклерстве, неудачах и блогерах

4 не стендап-истории от местных комиков
В Хабаровске уже два года существует стендап-клуб, в барах и пабах часто проводятся открытые микрофоны, где любой желающий может начать свой юмористический путь, а в апреле в городе пройдет первый на Дальнем Востоке стендап-фестиваль. Четыре комика из хабаровского стендап-клуба рассказали «Утесу» о дебютных выступлениях, своих шутках и любимых стендаперах.
Хеклер – человек, мешающий выступлению комика своими выкриками
Сергей Парахневич
Я фрилансер, работаю сам на себя, занимаюсь видеодизайном, веду различные мероприятия. В августе 2015 года начал заниматься стендапом. До этого очень долгое время играл в КВН, если разобраться, то с первого класса играю, а с девятого – пишу. Я из Биробиджана. Там один наш товарищ Илья Домашенко занимался стендапом и скидывал нам различную теорию по теме, мы практиковались и открыли биробиджанский стендап-клуб в небольшом заведении. Я переехал в Хабаровск, и так совпало, что здесь стали организовывать открытые микрофоны, поэтому выступал на них. Сейчас я активный участник стендап-клуба, мы общаемся, помогаем друг другу.

Стараюсь выступать как можно чаще, в основном, в Comedy Cafe и на открытых микрофонах в других заведениях. Бывает, что выступаю четыре раза в неделю. Нарабатываешь опыт, привыкаешь работать с разным зрителем, ищешь разную подачу. Если бы мне, например, год назад сказали, что я буду выступать в Хабаровске четыре раза в неделю, я бы не поверил. Потому что подобный опыт имел место только в Санкт-Петербурге, когда я ездил туда на фестиваль. Там я выступал за пять дней три раза, потом поехал в Москву и там еще выступил. А затем отправился на фестиваль в Питер. Это шикарно, когда за неделю ты можешь столько раз выступить. Оказывается, от стендапа можно устать. По приезде домой отдохнул и пошел на открытый микрофон, на сцене заметил свой невероятный рост. Теперь мне не страшно выступать, тем более на родной сцене, и я не могу представить, что должно произойти в зале, кроме хеклеров, что могло бы меня сбить.

В Питере на фесте бывал и полный разнос, и полнейшая тишина, а шутки были одни и те же. Я выступал в баре Al Capone в полной тишине, а в заведении рядом зал был в восторге. Главное здесь осознавать, в каком настроении пришёл зритель, и как ты с ним работаешь: бывает, что человек скованный, не разогретый, он слушает шутки, ему нравится, и он смеется, но внутри. И ты думаешь, что это провал, хотя это не так.

Успех выступления зависит только от комика. Бывает, что зал приходит на стендап, не зная, что это. Присутствуют так называемые местные знаменитости, чтоб потом сказать, что они были на стендапе, и им всё равно, о чем говорит выступающий. И здесь ты ничего не сделаешь, если только ты не какая-то шишка либо невероятно крут, что можешь перехватить инициативу. Я восхищаюсь Ильей Соболевым, как он работает с залом, придумывает ответы в любых ситуациях, умеет засадить, вернуть всё в своё русло. Если зритель не смеется, скорее всего, дело в комике. Может кто-то пришёл расслабиться, а бывает, что ты только говоришь заход на шутку, еще не смешную, а кто-то уже смеется как потерпевший, и такой успех себе я приписать не могу. Я всегда кладу вину тишины на комика.
Если будешь всегда говорить, что виноват зал, то тебе тяжелее будет расти с этой отмазкой
Регулярно встречаюсь с хеклерством. Это головная боль всех стендап-комиков, независимо от того, где ты выступаешь. Зритель приходит разный и за разным. Иногда причина хеклерства в том, что администрация заведения не объяснила зрителям, что тут происходит. Например, дяди, которые пришли поговорить, а тут какой-то стендап, и они начинают кричать. В таких ситуациях я сначала по-доброму стараюсь шутить в ответ, а потом и более жестко. Почти три года этим занимаюсь, и до сих пор возникают затруднения. Чаще всего, это люди в таком пограничном состоянии, и диалог с ними уже не построишь. В основном удается разговором пресекать. Бывало, что во время выступления кидались с места с жесткими шутками, ты отвечаешь так же, хоть и более мягко, потому что совсем жестить, думаю, не стоит, ведь я пришел, прежде всего, развлекать людей. А опускаться до уровня хеклеров не надо, ведь как говорят, на своём уровне он тебя победит. И был случай, когда вы пошутили друг над другом с хеклером, а после выступления он идет к тебе, ты думаешь, что тебе всё, хана. А он подходит, даёт пять и извиняется.

В ноябре есть план собрать материал для новой программы, и над этим активно работаю сейчас. Стараюсь на каждый открытый микрофон приносить новые шутки. Огромный плюс множества выступлений в том, что ты накапливаешь опыт. Хотя времени писать шутки совсем мало.

Сейчас у меня нет каких-то конечных целей. Раньше хотел попасть на телевизионный проект. Но, побывав на кастинге, на фестивале ТНТ, я понял, что моего уровня сейчас не хватает, чтобы куда-то прорваться. Но и мне это не подходит, и я им не подхожу. Либо пока рано, либо зачем оно нужно. Годный материал и отработанная подача для меня в приоритете, чем «О, я в телевизоре». Я хочу заниматься тем, что мне нравится, и посмотрим, к чему это приведет.

Самые тяжелые выступления случаются на мероприятиях, где люди пришли в первую очередь не на стендап. Я отказываюсь от стендапа на корпоративах, если это не корпоративный стендап, когда я пишу шутки про конкретный коллектив и на конкретную тематику. Такое было один раз, это очень тяжело, но эффект крутой в результате. Там выступал даже не я. Была свадьба, мама жениха пришла ко мне: «Я хочу оригинальное поздравление для сына. Давайте стендап?» Я представил, как это будет выглядеть, поржал внутри и согласился. Собрал максимально информацию об этой семье, написал шуток. На самой свадьбе вышел на сцену, объявил: «У нас в стендапе есть девочка, встречайте, Лена». Все не понимают: «Какая еще к черту Лена?» Тут музыкальная отбивка из Comedy Club, заставка, и выходит мама, встает в позу, опираясь на стойку, и начинает стендап. Каждое слово – в разнос. Не потому, что шутки такие были, а потому что «мама в стендапе, серьезно?». Я легко пошёл на это, так как это была свадьба моих знакомых.

Я всегда ношу с собой либо телефон, либо блокнот. Вчера, например, не спалось ночью, решил посмотреть стендап моего коллеги из Екатеринбурга Дениса Романцова. Ты слушаешь начало его шутки, у тебя в голове происходит пинг-понг мыслей. Например, он говорит: «У меня жена…» Ты думаешь: «Жена – девушка – подруга – подруга начинается на «П» – это шутка про парашют». Как это происходит, чёрт его знает, это происходит за секунду. Начинается какое-то брожение, и все может вывести на какую-то хорошую шутку, а может и нет. Иногда идя по улице, замечаешь что-то, появляется мысль, и её надо докрутить. Чаще всего, я накидываю кучу идей за некоторое время, а потом день-два добиваю их.

Насчет комиков-блогеров я не могу сказать ничего положительного. Мне не нравится их стендап в принципе. Есть тот же самый Поперечный, который, как говорят, организовывает открытые микрофоны, платит донаты на озвучку западных стендапов. Красавчик, конечно, но как комик, не мое. Не говорю, что фигня, потому что стендап – дело вкуса. Я пытался смотреть и Хованского, и Ларина, но мне было больно, я сижу и понимаю, что просто трачу время.

Из западных комиков мне нравится Билл Берр – мой самый любимый комик, я много у него перенял в плане экспрессии. Джо Роган – шикарный дядька, великолепные рассуждения о мироздании, вселенной, отличная пища для ума. Люблю Ричарда Прайора, Дага Стенхоупа. Из наших очень нравятся Стас Старовойтов, Иван Усович, Костя Пушкин, Андрей Щегель.
Михаил Попугаев
Я работаю ведущим шоу-клуба Doberman, концертным директором в Comedy Cafe, менеджером по рекламе в стриптиз-баре. Я играл в КВН в школе, потом в институте, а лет в двадцать начал подрабатывать и вести мероприятия, затем работал на телевидении, играл в телевизионных играх в первой лиге. КВН надоел, что у меня было отвращение к нему: мы играли одновременно в трёх лигах. Я узнал, что есть открытый микрофон стендапа, пришёл, ребята с КВН меня знали, выступил и остался. Я уже знал, как писать шутки. Видел стендап по телевизору, уже представлял в голове, как всё сделать. Но времени для стендапа всё чаще не хватает из-за работы, нужно заниматься организацией мероприятий, плюс я корректирую ребят, которые выступают, формирую концерты, и всё меньше времени остаётся на своё творчество. В стендапе я уже года три.

Первое время писал про Комсомольск, потому что я родом оттуда. И у меня есть монологи о том, что показывают по телевизору. Часто шучу про женщин, моя девушка даже обижается. Пишу идеи в заметки, какие-то приходят перед сном, или когда идёшь по улице, говоришь с ребятами. Потом создаёшь шутку на фоне этой мысли.

Таких выступлений, чтобы рассказывать свои шутки в пустоту, не было, но слабые случались.

А на открытом микрофоне, думаю, не стыдно не зайти публике. Ты написал шутки, пробиваешь их. Там ты не отвечаешь за качество выдаваемого материала, а зрители сидят бесплатно. Это проверочная площадка, причём шутки проверять нужно несколько раз, ведь бывает, что зал плохой или еще что-нибудь. Бывает, что чувак в один день выступает в разрыв, и он главная звезда концерта, а на следующий день — с тем же материалом и уже не то. Выступление зависит от множества факторов, которые должны сложиться: зритель, настроение зрителя, каким ты стоишь по порядку, порядок шуток.

Стендап сегодня востребован. Люди потихоньку приходят на него, есть постоянные зрители, кто-то знает наши шутки. Но нельзя сказать, что выступающих у нас много. Мы ищем стендап-комиков, готовы принять их в наши ряды. На самом деле, мало кто приходит. А нужно просто вступить в группу «ВКонтакте», написать свою фамилию под постом и выступать. Открытый микрофон для всех. Мы ждём свежую кровь: главное, чтобы шутки были свои.

Мне максимально не нравятся блогеры. Я считаю их юмор не смешным и не содержательным. Очень юмористически неподкованные ходы в шутках. Исключение из правил для меня – Данила Поперечный. На телевидении выдают качественный материал, хотя и в андеграунде есть стоящие комики.

Из стендаперов с телевизора мне нравится Ваня Усович и Нурлан Сабуров, из андеграунда – Александр Долгополов. Американских стендаперов я плохо воспринимаю, редко их смотрю. Мне нравится Билл Берр. Но русские комики ближе.
Василий Габышев
Учусь на втором курсе ХГУЭП. Совмещаю учёбу и стендап, что крайне сложно. Стендап занимает очень много времени в последнее время. Выступаю с марта 2017 года. Когда собирался хабаровский стендап-клуб, созывали инициативных ребят причастных к юмору. Я выступил, и дело пошло.

Я начал фанатеть стендап-движухой только в последние полгода. Понял, что это та культура, которая сейчас на стадии развития, по крайней мере, на Дальнем Востоке, и в ней можно развиваться интеллектуально, потому что юмор, прежде всего, основывается на опыте, саморазвитии. И хочется добиться чего-то значимого: выступать на большие аудитории и собирать залы.

В последнее время выступаю очень часто, чуть ли не каждую неделю, из-за открытых микрофонов. У нас есть возможность написать и провериться сразу, без лишних пауз. Вообще, сочинять бывает и сложно, и легко, зависит от атмосферы, настроения, желания выдать что-то новое. Иногда боишься чего-то нового, потому что не знаешь реакции зала, поэтому защищаешь свой старый проверенный материал. Допустим, ты написал новые шутки, но на автомате читаешь старые из-за страха.

Тяжело, когда человек общается с тобой со своего места. Это называется хеклерство. Такое часто бывало. Когда человек напивается и думает, что готов вступить в диалог, который того совсем не стоит. В этом случае комики либо отыгрывают и уводят внимание на свой стендап, либо вступают в импровизационную беседу, которая должна вывести на юморе. Иначе хеклерство сильно губит выступление, которое ты планировал сам.
Я импровизирую, и есть такой момент: люди любят наглых
Юмор рождается из пустоты: что-то щелкает либо что-то тебя питает. Допустим, очень хорошо питают сильные комики. И есть определенная жадность, с которой ты набрасываешься за написание материала, чтобы он был лучше всех. Но иногда это очень влияет на манеру и подачу: заряжаешься комиком и под его манеру пишешь.

В основном пишу о наблюдениях. Я далеко не откровенный стендапер: большинство историй, например, о Якутии – это придуманные истории. А если в Якутии шутить про Якутию, это никого не удивит. В любом случае надо адаптировать материал, люди любят слышать что-то знакомое. Я выступал в Якутске прошлым летом, и негативных реакций не было, потому что менял шутки.

Самое неудачное выступление у меня было в Harats, когда не было никакой реакции, только тишина. Я посыпался, оборвал своё выступление и ушёл. Меня всё это очень сильно расстроило. Я понимал, что надо писать лучше. Ведь всё зависит от того, что ты делаешь, виноват в этом случае ты сам.

Сейчас у меня идёт внутренний конфликт с самим собой, ищу свою подачу. Начинал я с такого якутского парня. Самому это нравилось, а сейчас не очень.

Мне нравятся американские шоу; то, как придумывается комедия на разных уровнях. Из стендап-комиков нравятся дозировано Джимми Карр и Луи Си Кей. Из российских – Александр Малой, Александр Долгополов, Нурлан Сабуров, Елена Новикова.

Нейтрально отношусь к блогерам-комикам. Например, Хованский – зародитель стрим-стендапа в России. Человек, который принес стендап в мелкие массы, которые сейчас подросли и имеют знания о стендапе. Поперечный – талантливый человек, делает реально хорошие вещи. Бэдкомедиан – сильно мыслит, юморит и делает это хорошо. Ютюб – обширное медиа-пространство, а телевидение себя изжило, и люди ищут той свободы, которой им не хватало.
Владислав Онищенко
Учусь на четвертом курсе в ДВГУПС. С июня 2016 года выступаю. Были открытые микрофоны еще в тусовке The Show, я записался, потому что мой знакомый выступал, и я подумал, что тоже могу. На выступлении было где-то два смешка: позорно ушел. Потом до октября не думал об этой сфере. У нас в универе в профкоме возникла идея создать «Вечер ужасного юмора». Мы выступили местными квнщиками, и, вроде как, студентам понравилось. Люди спрашивали, когда будет еще, в феврале мы повторили, но вышло хуже. Потом мы встретились с моим приятелем Женей Хоньяковым, он предложил собирать свой стендап-клуб. А он те полгода, что я ничего не делал, выступал, съездил на стендап-фестиваль в Москву. Я сам видел, что в каждом городе есть свои стендап-тусовки. И намного проще писать, когда тебя поддерживает сообщество. Начала собираться компания ребят. И уже в мае мы организовали первый хабаровский стендап-клуб.

В стендапе есть такая вещь как comedy buddy – друг стендап-комика, которому ты рассказываешь шутки, и он их оценивает. Но лучше проверять шутки на открытом микрофоне, и тут большая разница с шутками в КВН, где тебя редактируют: на открытом микрофоне ты рассказываешь зрителям, и они вершат судьбу твоего материала. Но лучше выступать на разных площадках, ведь могут быть различные ситуации. Два-три выступления хватает, чтобы понять, что делать со своими шутками. Плюс мы стараемся записывать открытые микрофоны, чтобы комик мог проанализировать своё выступление, и другие могли высказаться. Сейчас я выступаю не так много, как хотелось, но стараюсь за неделю хотя бы раз точно выступить.

К нам в стендап-клуб мало приходит новых ребят. Многие стесняются очень сильно, боятся. Кто-то приходит без понимания того, что происходит: рассказывает минут десять историю о том, как они с пацанами сходили на рыбалку.

Я придерживаюсь позиции комика Стюарта Ли: ты должен в течение месяца писать пять минут материала. Это тяжеловато, потому что ты месяц рассказываешь одно и то же, а зритель, как правило, на открытых микрофонах тоже всегда один и тот же, и он слушает по месяцу одни и те же шутки с небольшими доработками. Вообще, комику положено носить с собой блокнот и ручку, но… У меня была грустная история, когда я в отпуске потерял блокнот, и все мои наработки трагическим образом уплыли. Поэтому сейчас пишу заметки в телефоне. Идеи могут прийти в самый неподходящий момент. Недавно пришла в голову, хотел ее записать, а в этот момент нес сломанный телефон. Пришлось в голове прокручивать. Когда тебе в голову приходит шутка, она смешная, потому что ты правильно построил ее, поставил слова в правильном порядке. Но когда записал, то начинаешь сомневаться.

Шучу о разном. Меня часто задевают людские глупости, какие-то моменты из жизни или какие-то вопросы, которые ты сам себе задаешь. В основном наблюдаю. Хорошо работают обманки: создаешь ожидание, а затем разрушаешь его. Самый сложный, но самый рабочий жанр – ванлайны, шутки в одну строку, там всё строится на обманке, игре слов.
У Коли Краснослободцева есть шутка: у меня хомяк умер, положил его в коробку из под сока, как оказалось, хомяк-то был в тонусе
Я играл в студенческой лиге КВН, а вообще иногда чувствуется, когда нет квновского опыта: в отыгрышах слаб, в импровизациях. А ты, так или иначе, импровизируешь: я не понимаю, когда жестко заучивается текст, кроме тех случаев, когда порядок слов важен. Но ведь стендап – это живой жанр, и людям нравится, когда ты с ними общаешься. Можно и перегнуть палку. Однажды на открытом микрофоне я выступал первым: вышел, никто не смеялся, и я решил поговорить с публикой. И это была роковая ошибка. Я очень плохо сымпровизировал, и после меня никто из комиков не выходил, я похоронил один открытый микрофон.

Недавно выступал, и ребята мне сказали, что это было моё лучшее худшее выступление. У нас была «Битва не за респект». Участвуют комики, дуэты, трио, кто угодно мог поучаствовать. Делают взнос, и участвуют в трёх раундах. Вначале я выхожу, рассказываю свой материал, который до этого два дня назад рассказывал в другом заведении, и там материал зашёл, был разрыв, а тут абсолютная тишина. В конце один из жюри сказал: «Знаешь, это был настоящий стендап: так интересно и захватывающе, что я заслушался и не смеялся».

Я стараюсь больше не использовать сортирные темы, хотя они работают. А берёшь что-то посложнее, и уже не так работает. Меня по-разному объявляли: жесткий, суровый комик. Хотя материал у меня не особо жесткий.

Мне безумно нравится стендап. Я бы хотел этим заниматься, но необходимо вкладываться гораздо больше, чем я сейчас. Рад, что получается этим зарабатывать, и есть такое место как Comedy Cafe. Любое выступление – классная отдушина. Ты пишешь наблюдения, мысли, выходишь, ловишь волну, разговариваешь со зрителями, выступаешь, уходишь и думаешь: «Надо срочно вернуться обратно». Главное, как с вождением, – практиковаться чаще. Однажды в декабре мы отстрелялись, ушли на каникулы, а когда я вернулся, то всё уже непривычно.

Мне, конечно, хотелось бы ездить по городам, выступать в разных местах. Для этого, думаю, нужно сделать сольный концерт, записать его, чтобы у людей была возможность посмотреть на тот случай, если я поеду в какой-то город.

Мне нравится Василий Медведев из стендап-клуба (московского). Андреев Коля мало выступает, иногда пересматриваю старые. Стараюсь открывать для себя новых комиков. Мне нравятся из зарубежных Луи Си Кей, Энтони Джессельник и Бо Бернем.

Я стараюсь всех смотреть. Внутри нашего хабаровского сообщества к Поперечному относятся предвзято. Но нельзя не отрицать, что он внутри движухи. Он делает открытый микрофон в Питере, это достойно уважения. Я может и сам бы снимал блог про стендап, но мне жутко лень его снимать, и поэтому я этого не делаю.
Автор: Никита Зинченко
ЕЩЕ