Как снять фильм:
3 истории от организаторов кинофестиваля
Истории от создателей «Точки возврата» о короткометражке, снятой специально к фестивалю
С 28 октября по 30 октября в Хабаровске проходил фестиваль любительского кино «Точка возврата». В этом году специально к фестивалю организаторы сняли фильм. Он состоит из трех эпизодов, и их производством занялись три организатора соответственно. «Утес» узнал истории создания всех эпизодов картины «Остановка».
Мы никогда не позиционировали себя профессионалами в области кино. И было бы несправедливо судить фильмы при этом, не сделав ничего самим. В этот раз мы решили побывать в шкуре участников. Сняли короткометражку, назвали ее «Остановка». В ней три эпизода. Каждый из нас сам писал сценарий и снимал.

Мы решили опираться на истории реальных людей, которые делают добрые дела. Мы искали героев, общались, выясняли фактуру и на основе этого писали сценарии. Конечно, они не копируют полностью реальные истории, это лишь основа. Но в целом суть сохранена.

Юлия Карабицкая
Исполнительный директор фестиваля
Мы хотели подойти системно, так и сделали. Смотрели, какие общественные организации работают, заходили на сайты гражданской активности и нашли список людей, которые методом опроса были собраны в рамках проекта «Созидатели», организованный «Русским репортером».

Взяли список, разговаривали, каждый думал, что ему было бы интереснее. Есть такое понятие «болевая точка». Для того чтобы произведение получилось более-менее успешным, если не делать упор на опыт и профессиональные возможности, нужно, чтобы очень хотелось на эту тему высказаться. И мы понимали, что если возьмем темы, которые нам неблизки, ничего хорошего не получится.


Алла Джан-Ша
Директор фестиваля
История об учителе физике, Егоре Нащочине (реж. Юлия Карабицкая)
Лично для меня это вообще новый опыт, я в этом деле абсолютный дилетант. Я почувствовала себя участником фестиваля, которому надо в заданный срок снять кино.

Мои съемки проходили очень трешово в сжатые сроки. Меня до последнего не устраивал мой сценарий, я его переписывала. В последнюю ночь перед съемкой изменила его полностью, потом отдала на проверку шеф-редактору, он тоже подкорректировал. Независимо от конечного результата, сам процесс стоил того, чтобы за это взяться. В первую очередь, было дико весело.

Потом мы смотрели отснятый материал и поняли, что многое можно было сделать иначе, но возможности переснять не было, потому что, например, часть съемок происходила в школе, а договориться с руководством школы – это отдельная история.

Мы с моей командой сняли фильм дней за пять. Пришлось здорово потрудиться, не спали несколько ночей, монтировали.

На этапе монтажа нам было очень смешно, а так как мы были на нервах и не выспавшиеся, то в процессе работы родилась целая куча мемасиков.

На съемках в школе тоже было весело. Там движуха, ученики, их всех нужно организовать. Но надо отдать им должное, потому что они сделали все, о чем их просили.

Я не довольна результатом. Но довольна процессом, так как ребята из команды подошли с пониманием и терпением. Как режиссер я иногда тупила; не знала, как многое делается. И, по сути дела, мы все были в какой-то степени режиссерами. Я думаю, что это положит начало нашим новым творениям.

История о руководителе благотворительного фонда «Чужих детей не бывает», Ольге Лим (реж. Алла Джан-Ша)
Для меня тема семьи – это тема номер один. Я женщина, мать, понимаю, что такое воспитать ребенка. Моя история про Ольгу Лим – руководителя фонда «Чужих детей не бывает». Я знала про нее, мы договорились, встретились, пообщались. Я рассказала ей про свою идею, попросила историю, которая могла бы лечь в основу фильма. Она мне рассказала несколько историй.

Например, однажды она взяла мальчика в семью временно, потому что маму лишили родительских прав, но была вероятность того, что она вернется к нормальной жизни, если ей помочь. И меня эта история очень зацепила. Я с большим уважением отношусь к семьям, которые приняли к себе ребенка. Но когда женщина временно его опекает, чтобы потом вернуть родной матери, помогает ей найти работу, жилье, справится с депрессией, мне кажется, что это вдвойне подвиг. Это очень нестандартная ситуация. Я не знаю, насколько мне удалось ее передать.

А дальше понятно, что всю это не расскажешь за пять минут. И нужно было придумать художественный прием, чтобы и историю осветить, и уложиться в формат.

Я уже не в том возрасте, когда горят глаза и хочется что-то делать. Для меня это скорее необходимость, потому что, чем глубже мы погружаемся в атмосферу фестиваля, тем больше понимаем, что нам самим надо пройти этот путь. И это было бы справедливо по отношению к участникам, потому что к нам же за советами обращаются, хотя мы и избегаем ситуаций, когда кого-то чему-то учим, но по поневоле участвуем, что-то советуем, где-то строго спрашиваем за сроки и качество, однако сами ничего не сделали. Для того чтобы мы могли разговаривать на одном языке с участниками и рассчитывать на уважение с их стороны, нам необходимо хотя бы раз пройти этот путь.

Для меня сложно было выстроить график, так как у меня больше всего героев, и это, например, актеры театра юного зрителя, актрисы, у которых свой график репетиций.

Мы сейчас готовим большую рекламную кампанию чемпионата мира по хоккею с мячом. У нас в это время шли презентации, защиты смет, подписания договоров, и я этим занималась целый день. Было очень сложно найти время, но мы понимали, что в основном наши участники так и снимают. Во всяком случае, убедились, что это возможно.

Меня больше всего воодушевляет то, как к делу относятся люди, которых ты привлекаешь. Насколько это серьезно и важно для них, хотя, казалось бы, чем мы таким серьезным занимаемся. Как вместе обсуждаем, переснимаем, если что-то не получается, независимо от того, что всем уже пора ехать. Андрей Ганин, наш сосед по офису, который водителя играл, пропустил встречу, потому что не мог нас оставить. Ощущение, что ты работаешь в команде, и все заинтересованы, и все хотят, чтобы было лучше; все вкладываются. Для меня это самое важное. Я многого не ждала, и считаю, что могла сделать гораздо хуже.

Актриса, которая играла алкоголичку, была в образе, и мы снимали на остановке, где люди ходили, хотя выбрали довольно безлюдную остановку: я знала, что можно снимать на конечной 34-го. Я смотрела, как прохожие наблюдают. Мне казалось, что они реально считают, что она бухает. Мне даже монтажер, который у нас на съемках не был, говорит:

— Слушайте, она на самом деле пьет?

— Нет, прекрасная, культурная женщина, актриса театра, нет, она не пьет.

— Почему она так выглядит?

— Ну, ты-то что? Грим, образ, актерское перевоплощение.
История о музыканте, Константине Лоскутове (реж. Роман Овсейчук)
Я взял за основу события из жизни музыканта. Главный герой — это собирательный образ из учеников, которым по 40-45 лет. Именно тот возраст, когда люди уже не хотят познать что-то новое, но музыкант показал им мир музыки, которым многие стали жить, хотя в тридцать лет они даже думать об этом не могли.

Создание сценария это долгий процесс, химия. Когда придумываешь, почему произошло так, а не иначе; какая мотивация у героев, насколько событие реально, укладывается ли действие в рамки пяти-семи минут и многое другое. Обдумывал все несколько недель и за полтора дня написал сценарий.

Снимал фильм в три смены. В первую снял два эпизода, во вторую — еще два, и в третью — еще два, то есть три раза мы выезжали на съемки. Они проходили в Хабаровске в гаражно-строительных кооперативах на Комсомольской площади.

Мы снимали получая, конечно, удовольствие и геморрой. В общем, мы приняли решение снять кино к фестивалю по достаточно производственным меркам, поэтому были ограничены в сроках. В кино происходит так: ты что-то придумал, походил, погонял все это в голове недели две, сделал какие-то пробные вещи, примерно что-то прикинул, посмотрел, что-то поменял или наоборот оставил, — то есть всегда должна быть возможность что-то исправить, улучшить. У нас такой возможности не было, поэтому мы снимали прямо с листа и на черновик.

Также, работая над фильмом, я получил большое удовольствие, потому что главный герой, который сыграл сам себя, — Костя Лоскутов, музыкант, достаточно известный в Хабаровске, а мы с ним уже года четыре знакомы, дружим, что-то иногда совместное делаем. Мне было интересно с ним поработать как с саунд-дизайнером, так как в короткометражке основная история связана с музыкой, поэтому для меня было важно особым образом подойти к звуковому оформлению. Мы с Костей очень тщательно работали над звуком, это было интересно. Он никогда не озвучивал фильмы, а я никогда не работал с Костей как с «озвучивальщиком» фильмов. И мы занимались саунд-дизайном, в принципе, вместе.

Я доволен результатом, исходя из того, в каких условиях все делалось. Главное — получать удовольствие от процесса, и я его получил по полной.

Наши участники — непрофессионалы, и у них могут возникнуть непредвиденные трудности: у кого-то работа или ребенок заболел, кто-то не может сниматься и так далее. Нам было важно в этой короткометражке пройти тот же самый путь, который проходит кинематографист-любитель. И мы прочувствовали этот путь в полной мере.

Мы снимали все эпизоды в свободное время с актерами-любителями, и это было принципиально, потому что у нас много своей работы, в том числе связанной со съемками. Вот, например, ты договорился с оператором, а у него срочный заказ в Совгавани, и он уезжает на четыре дня. Приходится переносить съемки.

Автор: Никита Зинченко
ЕЩЕ