«Это ставит под удар саму власть» – организатор «Монстрации» о своём детище

Как ежегодно собирать главное молодёжное шествие

«Это ставит под удар саму власть» – организатор «Монстрации» о своём детище

Как ежегодно собирать главное молодёжное шествие
В Хабаровске 1 мая в девятый раз должна была пройти «Монстрация» – массовая художественная акция в форме демонстрации с лозунгами и транспарантами, которые заранее придумывают участники. Однако она состоится без традиционного названия – из-за недовольства, которое выразила администрация города. Сначала «Монстрацию» собирались запретить совсем, но, судя по всему, после публикации информационного агентства «Восток-Медиа», решение пересмотрели. За несколько дней до возникшей ситуации «Утес» пообщался с организатором хабаровского шествия Павлом Перовым о том, как организовать такую акцию, и как мэрия относится к молодёжной инициативе.
Первая «Монстрация» в Хабаровске прошла в 2010 году. Тогда пришло немного ребят: 70-80 человек. Тогда всё было неофициально, и у администрации к нам появился вопрос, но мы его урегулировали.

До первого шествия я уже проводил всевозможные акции, флешмобы, молодёжные мероприятия, массовые и не массовые: от нескольких десяток до полутора тысяч человек. Мы узнали о таком формате самовыражения и решили перенести к нам.

Чтобы начать работу, нужно собрать костяк – несколько десятков человек, которые начнут распространять информацию среди своих знакомых, друзей. Сейчас мы берём людей с прошлых лет, и они начинают постепенно лайкать, репостить посты, рассказывать друзьям, и группа «Монстрации» растёт. Плюс работает сарафанное радио.

Кто-то приходит с родителями, кто-то с детьми – у нас очень разный состав. Большинство, конечно, составляет молодёжь, школьники, студенты. Процентов тридцать – взрослые люди, из них процентов пять – пенсионеры. Возможно, им скучно, или они ни не хотят участвовать в коммунистических демонстрациях, не хотят участвовать в карнавале, который проходит официально, когда десятки тысяч людей выгоняют с предприятий, чтобы они шли колоннами.

Во-первых, «Монстрация» – это возможность посмотреть, что происходит с молодёжью. Во-вторых, возможность самовыразиться в таком формате: не под указку сверху, а наоборот снизу – от народа, потому как мы стараемся приходить ко всем решением методом голосования, например, так выбираем главный лозунг. И никогда от меня как от организатора не исходит единоличных решений, что, например, мы идём под таким-то лозунгом.

Я состою в группе с организаторами «Монстраций» по всей России. По численности нам Новосибирск никогда не догнать [только ему мы и уступаем] – у них ходит по 3-5 тысяч человек. Иногда в Питере или в Москве больше, чем у нас людей. Но у нас стабильно каждый год численность от пятисот до тысячи человек всегда набирается.

У нас есть костяк людей, которые ходят годами, это процентов двадцать-тридцать от всей численности. Они постепенно приводят новых людей. К нам последние три года ходит целый класс с одной школы. Они сначала ходили мелкими ребятами, сейчас это уже выпускной класс, и они приводят с собой друзей музыкантов, танцоров.

Глупо говорить, что «Монстрация» – это что-то оппозиционное, политические. Нет, это что-то больше про фан, это про общение, про показать себя. В Москве и Питере сложнее с этим, согласовать всё сложно. У нас проще, и пока администрация более-менее адекватна, и не закручивает гайки, а главное – не мешает. Уж лучше ребята пойдут вот так шествием, чем они пойдут в оппозиционном шествии с непонятными организаторами и потом получат по голове, как это происходило на западе.
Когда «Монстрация» проводилась первого мая и на этот день выпала Пасха, было очень много негативных разговоров. И некоторые люди писали, что «Монстрация» – сатанинское шествие, и надо его запретить. Пришлось разговаривать со службами безопасности, полицией, администрацией, губернатором, и объяснять, что мы не преследуем никаких таких целей, и мы сделаем всё, чтобы наше шествие прошло мирно. Мы как никто заинтересованы в его нормальном проведении.

Невозможно проконтролировать всех участников, иногда приходят пьяные, неадекватные люди, тогда мы обращаемся к сотрудникам полиции, и они устраняют проблемы. Мы действуем адекватно, в рамках закона.

Один раз ребята на шествии сделали лозунг, используя мир романа Фрэнка Герберта «Дюна»: «Спайс не должен иссякнуть». И это не тот спайс, о которой думает большинство молодёжи, это основной ресурс, благодаря которой происходили все движения в той вселенной, и в этом была прямая аналогия с нашей нефтью. Не думаю, что многие знакомы с творчество Герберта, но кому нужно, тот понял отсылку.

Каждый год очень много разных плакатов, есть популярные, есть те, которые расходятся на мемчики. После одной «Монстрации» несколько плакатов запостили на «Пикабу». Плакат, который всем режет глаза до сих пор – это «Курящие девушки кончают раком», который до сих пор всплывает на всевозможных площадках.
Пока я не собираюсь останавливаться в проведении «Монстрация». Даже если будут штрафовать или посадят на 15 суток – так ведь даже будет больше рекламы для нас. Как только в каком-то регионе закрывают организаторов, на следующий год приходят куда больше людей. При этом, как только официальные власти обращают внимание на такие шуточные шествие, это ставит под удар саму власть. Если ты боишься угроз от молодёжи, которая идет с весёлыми плакатами, что же ты будешь делать, когда к тебе выйдет реальная оппозиция с конкретными требованиями. Поэтому лучше уж пока «Монстрация».
Автор: Никита Зинченко
Молодым и инициативным